тема номера
текст: Алексей Обойшев
фото: Сергей Гаспарян

Вот такие пироги!

Вот такие пироги!
Вот такие пироги!
— Знаешь, почему гости возвращаются к нам в Осетию? — спросил за ужином Мурат, организатор охоты.
Вопросительным кивком головы я попросил его продолжать, не отвлекаясь от дегустации пирогов, с очередной из бесконечных начинок тех самых, знаменитых пирогов.
— Осетия — это люди, природа и еда!


Эти разговоры за столом, гостеприимных жителей Владикавказа, были уже после охоты, о которой я хочу рассказать.
Пристрелка
— Пристреляться надо? — крутя «баранку» внедорожника, спросил Мурат по дороге из аэропорта.
— Я бы бахнул! Как там в багаже кейс летел?
— Тогда сейчас на стрельбище заскочим.
Проверились на ста метрах, все хорошо. Перебрались подальше, прощупали баллистику своих боеприпасов. На 640 метров пуля прилетела так, как и планировалось. Поправки работают, можно ехать на охоту!
2022-11-20-09.52.35.jpg
Кармадонское ущелье
За час до рассвета мы погрузились в машину и тронулись в путь. Асфальт сменился грунтовкой, и, словно в ворота из двух отвесных скал, мы въехали в рассвет.
— Вот оно, Кармадонское ущелье, очень красивое и очень опасное. Где-­то тут погиб Бодров, слышали?
Мурат рассказывал, как и откуда сошел ледник «Колка», где он остановился и как затопило водой село, когда он таял. Мощь стихии и беспомощность человека очень отчетливо ощущались в тот момент.
Легкий выстрел
Утро окончательно разгулялось, показав гостям красоты этих мест. Ущелье расходилось в долину, а по его краям возвышались вершины.
— Видите? Справа горы темные, а слева белые. Серны на белых горах живут, вот на ту верхушечку и потопаем.
«Прадик» карабкался вверх, сокращая расстояние до подножия, поднимая пыль природной гравийки.
— А ну стой, стой! — возбужденно вскрикнул Роберт, друг нашего провожатого, вызвавшийся ему подсобить с гостями.
— Глянь, Муратик, серны же!
Почти у подножья паслись два животных.
— Все! Глуши, выходим.
Очень организованно покинули автомобиль, проскакав (пригнувшись) за пригорком, вышли на удобную точку, еще немного сократив расстояние, стали готовиться к стрельбе.
Дистанция 450 метров, решили стрелять на раз, два, три. Уступив более-­менее пригодный пригорок другу, сам расположился на одиноко лежащем валуне. Серны паслись выше нас, отсюда и приличный угол стрельбы. Водрузив свою могучую грудь на булыжник, приготовился к стрельбе. Поправки внесены, цель в перекрестье. Горные козлы, ничего не подозревая, пасутся на редких лужинах средь белых скал.
2022-11-20-10.08.54-(1).jpg
Кавказ — единственное место, где мальчишек перед тем, как пустить в путешествие по горам, сначала учат правильно выбирать и строгать палку, а уже потом приступают к обучению умело пользоваться ей. Без нее становится прямо как без рук — она и третья рука, и третья нога. Помогает на сыпучем склоне, выручает при крутом подъеме. Остается только удивляться, как раньше без нее обходился
Неудавшийся дубль
— Готов?
— Нет, погоди. Мой выше или ниже?
— Твой правый, чуть выше стоит на камне. Нашел?
— Нет, сейчас, сейчас.
Секунды растянулись в вечность. Я ждал напарника, он искал нужную серну.
— Есть, я готов. Считай!
— Давайте я отсчитаю, так не собьетесь, — предложил опытный проводник.
— Раз, два, три!
«Тааа-­даам», — практически синхронно прокатились по ущелью два гулких выстрела.
— Е-е-есть!!! — радостно вскрикнул Сергей.
А я увидел, как мой выстрел пришелся выше цели. Попытался повернуться, ловя в прицеле убегающую серну, и соскочил с камня.
— Ушел…
2022-11-19-10.08.44.jpg
Может, дернул
Сев на колени, я всматривался в гребень, за которым скрылся мой козлик.
Мыслей было много, промах всегда штука неприятная и вместо разочарования должен преподать урок охотнику. В боеприпасе я был уверен, сам собираю; в пристрелке — тоже, вот только проверяли. Остался только человеческий фактор.
— Может, дернул?
Мурат (к слову, спортсмен-высокоточник) будто вмешался в мой диалог с самим собой.
— Да, думаю, да. Затек я на этом булыжнике. Долго лежал. Мог и косякнуть.
— Видел прям? Промах?
— Да, сантиметров двадцать над холкой.
— Все, не вешай нос, день только начинается. Найдем!
Ребята пошли за добытым трофеем Сергея, а мы с Муратом отправились пытать счастья на верхушку горы, как ранее и планировали.
2022-11-19-09.10.44.jpg
Кеклики
Шаг за шагом приближались к пику горы.
— Леш, смотри, отсюда уже Эльбрус видно!
На очередном привале Мурат указал посохом на сдвоенную, заснеженную макушку главного великана Европы.
— Круто! Всегда хотел поспорить с альпинистом. Вот зачем забираться в гору, если не планируешь кого-­то там добыть?
С ухмылкой на уставшей физиономии я пошутил с проводником.
Преодолевая гребень, за гребнем, мы заходили все выше и выше, открывая взору новые красоты Кавказа.
За очередным поворотом с шумом и гомоном взлетели куропатки, устремившись прочь, пикируя вниз по склону.
— Мало взлетело, еще наверняка затаились.
Мурат взял небольшой камень, чтобы бросить в кусты, и сразу сел, молча указывая на противоположный уступ.
2022-11-20-10.07.47.jpg
На горных охотах перед тем, как начать подход к зверю, его надо сначала хотя бы увидеть. И если первое время кажется, что все вокруг серо-­желтое и однообразное, через некоторое время получается различать отдельные предметы и необычные формы. Заметив, стараешься рассмотреть их поближе в бинокль, чтобы не бить зря ноги и подходить только к заинтересовавшему тебя животному
Вторая попытка
Напуганные птицами, по гребню бежали серны.
— За камень забежали, сейчас сюда выскочат. Готовься, 152 метра!
Сбрасываю рюкзак; посох, мешающий мне проделать эту операцию, уложенный рядом, срывается с кручи вниз. Отстегиваю карабин, прицел на минимум, пытаюсь усесться для стрельбы, но крутой косогор не позволяет нормально устроиться. Выходят серны, выбираю самца «побогаче». Выстрел! Снова вижу, как пуля прошла выше.
— Ну что же ты, Леха? Такой самец первым шел!
— Да что за день-­то, а? Ну сейчас-­то, что не так? — сетуя на второй промах за день, я пристегивал обратно карабин.
— Давай за эту гриву забежим, может, нагоним, они и остановиться могут.
Наш забег результата не дал, серны нас ждать не стали.
— Настраивайся, завтра туда пойдем. Там всегда серна есть.
Побалтывая ногами, усевшись на выступ горы, я потягивал чай и рассматривал завтрашний хребет.
2022-11-20-14.34.16.jpg
Пятнышко на вершине
Снова утро, те же ворота, эти же белые горы — и мы поднимаемся. Новый день, новая компания. К нам с Муратом примкнул Сергей. Быстро закончив вчерашнюю охоту, не вкусив всех прелестей подъема и открывающихся только с вершин красот, он решил идти с нами.
Еще у машины я разглядел в бинокль одинокую серну. На самой вершине мелькало черное пятнышко.
— Вот это и есть твой вариант, — подмигивая, шутил Мурат.
На тот момент он имел в запасе несколько расщелин, где точно кто-­то должен быть.
Час за часом наше трио двигалось вверх, и проводник, с каждой проверенной «стопроцентной точкой», никого там не обнаружив, становился печальней.
— Если придется переваливать хребет, проще там заночевать. Еще, правда, пара мест есть, где могут пастись. Гон начинается, что у них в голове? Они сами себя сейчас не спрогнозируют.
2022-11-20-13.10.24.jpg
Против шерсти
С надеждой на те самые заветные «пару мест» мы добрались к очень крутому склону, заросшему высокой травой. Растительность уже засохла и легла, взбираться пришлось «против шерсти».
— Вот он момент истины! Сейчас мы посмотрим, что у вас с морально-­волевыми! — не теряя оптимизма, приободрял нас Мурат.
Естественно, кое-­где помогая руками, цепляясь за заросли, мы ползли к цели, трава была настолько плотная, что несколько раз я упирался в отвесную стенку метра в полтора-­два, и иногда проще было залезть напрямую, нежели обходить.
— Вырвались!
С небольшим опережением Мурат добрался до пологого участка, где траве не давало расти палящее летнее солнце.
— Дальше, как по асфальту, побежим.
Если бы не шутки-­прибаутки, усталость бы давно испортила настроение. Но проводник постоянно держал нас в тонусе, периодически выдавая новую порцию позитива.
После столь сложного участка шли и впрямь чуть не вприпрыжку. Небольшой уклон был практически неощутим. Сергей шел замыкающим, постоянно останавливаясь и отвлекаясь на фотографирование, я — в середине, организатор — первым.
2022-11-20-11.04.00.jpg
Бог любит троицу
Идешь, смотришь под ноги, постоянно поднимаешь взгляд, осматриваешь все вокруг, снова под ноги — и так по кругу. В очередной раз подняв глаза, я увидел, что Мурат уже лежит и смотрит в бинокль. Не вдаваясь в подробности, обернулся и жестом показал напарнику: «Ляг!»
— Готовься, готовься! — прошипел дозорный.
Не задавая вопросов, я скинул рюкзак и отстегнул карабин.
— Давай подползай! — снова вполголоса и жестикулируя рукой звал меня Мурат.
Переставляя блейзер на сошках, на четвереньках добрался до нужной точки.
— 350 метров, дай в прицел посмотрю, что там с рогами.
Я откатился от винтовки и, пока наводчик рассматривал трофей, вводил поправки.
— Вроде хороший, это ведь тот, которого ты утром видел.
Я осмотрелся, и впрямь мы дошли до той самой вершины, которую я разглядывал от автомобиля.
Ложусь за карабин, поправки введены, цель в перекрестье.
— Готов!
— Наблюдаю.
— Елки-­моталки, грудью к нам встал, срисовал, похоже.
— Если готов, бей в грудь, он сейчас шаг в сторону сделает — и мы его не увидим.
— Готов!
— Наблюдаю.
Выстрел!
Словно в замедленной съемке, вижу, как пуля, по дуге разрезая разряженный горный воздух, летит к цели и через мгновенье серна подкашивается на передние лапы. Перезаряжаю, ищу в прицеле объект и вижу, как мой трофей срывается со скалы и камнем падает вниз.
— Ух ё!
Смешанные чувства
Серна скрывается в распадке, пролетев только у нас на глазах больше ста метров.
Такие смешанные чувства я испытал впервые: вроде и радость, что дошел, что наконец-­то попал, а с другой стороны — тревога. Что там с козлом? Наверняка ему крепко досталось.
Поиски решили начать от отвесной стены. Ноги сами несли навстречу трофею, очень хотелось поскорее узнать, что же с ним стало после столь стремительного полета. От самого утеса разошлись в трех направлениях, где, вероятно, продолжилось движение серны вниз.
— Вон он, парни!
Первым животное увидел Сергей и поспешил сблизиться.
Мы с разных сторон подходили к камню, преградившему последний путь трофея, а мой друг уже кричал мне: «Поздравляю! У вас мальчик!»
Дело в том, что у серн, в отличие от большинства горных копытных, самцы и самки практически одинаковы, имеют одинаковое телосложение и рога. И хотя к отстрелу допустимы и самки, ни один охотник не хотел бы добывать животное женского пола.
Моя добыча изрядно пострадала в результате падения, но рога и шкура для изготовления памятного кейпа остались в порядке.
На базу
Спускаться с гор едва ли проще, чем подниматься, но все меняется, когда твою ношу дополнил желанный трофей. Обратный путь преодолели практически на одном дыхании, погрузились в машину, поехали на базу. Внедорожник шелестел по проселочной дороге, а я из окна рассматривал вершину, с которой только что спустили добытую серну. Вроде самый мелкий мой трофей, а потрудиться заставил по-­крупному.
В охотничий домик добрались уже в темноте, по пути забежали в придорожное кафе, взяли на вынос осетинских пирогов. Спешить теперь некуда, крепкий чай, традиционная выпечка, душевные разговоры. Посиделки затянулись глубоко за полночь, мы делились эмоциями, каждый припоминал что-­то свое. Снова и снова благодарили проводника за отлично организованную охоту, хвалили красоты Алании и, естественно, незабываемые пироги.
Мурат слушал комплименты с небольшим стеснением, выждав, когда мы допоем дифирамбы, сказал:
— Знаешь, почему гости возвращаются к нам в Осетию?

тема номера