тема номера
текст и фото: Сергей Уткин

Первый горный опыт

Первый горный опыт
Первый горный опыт
В последние годы квалификация аутфитеров сильно упала. Возможно, связано это с тем, что за годы карантина и других событий, когда наши охотники не могли поехать за пределы страны, у многих организаторов охоты возник финансовый голод и они стремятся заработать независимо от результата охоты

Аутфитеры всегда рассказывают сказки, уверяя, что зверя много и он держится в достаточном количестве в местах охоты. Уверяли нас в этом и в этот раз. И мы поехали. Цель поездки состояла не только в том, чтобы поохотиться, но и снять фильм о природе Киргизии, красивейших горах Тянь-­Шаня, животном мире и, конечно, о процессе охоты.
Кино и охота
Кроме съемок фильма из цикла «Путь в охоту», мы планировали поохотиться на козерога как эндемика этих мест, которого в горах Киргизии всегда обитало много. А также снять фильм об интереснейшем животном Киргизии — баране Марко Поло, хотя охотиться на него и не собирались. Как уверяли нас организаторы, сделать это будет легко, потому что в местах, куда мы ехали, его обитает в достаточном количестве.
DJI_0112.jpg
Не все так просто
Охота состоялась в конце октября. С погодой нам повезло. Было уже не так жарко, как обычно бывает летом в горах, но еще и не столь холодно, хотя уже выпал снег, что значительно облегчило поиск зверей по их следам.
Подниматься нам приходилось на высоту до 4 000 метров, хотя она совершенно не ощущается — ведь большая часть охоты и передвижений проходит на высоте около 3000 метров, а выше ты попадаешь в зону альпийских лугов с долинами и равнинами, где текут реки и ручьи, а среди них пасутся яки. И все-таки это уже высокогорье, где ты чувствуешь себя не очень комфортно: болит голова, не хватает кислорода. Это не очень критично, и если пить таблетки и побольше воды, не переутомляться и лишний раз не нагружаться, то проходит за пару дней.
DJI_0888.jpgКиргизские горные вездеходы
Выбор на Киргизию пал не случайно. Для первой охоты в горах мы решили выбрать страну, где горная охота не такая сложная, поскольку практически все передвижения осуществляются на лошадях. Киргизские лошади стоят отдельного разговора. Ведь таких лошадей — горных вездеходов — наверное, нет практически нигде в мире. Забираются они на самые крутые вершины с седоком на спине.
Относитесь философски
Не могу сказать, что для того, чтобы удержаться в седле, нужен какой-­то особый навык: главное — не бояться. Особенно вначале бывает страшно, когда лошадь идет вдоль обрыва на высоте 10-этажного дома, а ты сидишь в седле — только потом начинаешь получать удовольствие. Конечно, всегда могут быть какие-­то случайности, но ехать на лошади вовсе не страшно. Не стоит бояться сбруй и другой утвари киргизских лошадей, которыми крепится как оснащение самой лошади, так и многочисленная поклажа на ней. И хотя она может выглядеть очень бедно и ненадежно, но на деле ей очень удобно пользоваться. Даже привыкаешь к неудобным седлам, из-­за которых на 4-й день натираются мозоли в таких местах, где они раньше не возникали. Надо относиться ко всему этому философски!
DSC06708.jpg
Горы в любую погоду безупречны, красивы и опасны. Они вызывают восхищение и восторг, не хочется выпускать фотоаппарат из рук. По десять раз снимаешь одно и то же, думая, что следующий кадр будет лучше предыдущего
Мохнатый горный «мопед»
Лошади очень разные, и подбирают их в зависимости от комплекции наездника и возможностей самой лошадки. В первый момент киргизские лошади вызывают у человека, который в них что-­то понимает, культурный шок, поскольку они мало похожи на обычных лошадей. Эти маленькие, покрытые шерстью создания скорее похожи на мохнатый горный «мопед». Но именно на таких лошадках когда-­то татаро-­монголы завоевали полмира.
Они очень спокойны и неприхотливы. Способны сами себя прокормить (у нашего проводника, имеющего 6 лошадей, запасы сена на зиму выглядели более чем скромно). И это замечаешь сразу — стоит тебе остановиться, как лошадь буквально вырывает у тебя из рук удила и начинает щипать скудную горную траву.
Под впечатлением
Еще одна их особенность — знание местности. Поскольку провод­никами, как правило, выступают чабаны, живущие в данной местности, то и лошади прекрасно знают эти угодья, все маршруты и тропы. В зависимости от характера, одни бывают норовистые, другие — более покладистые. Но, привыкнув к «своей» лошади и ее характеру, ты в какой-­то момент начинаешь получать удовольствие, особенно впечатляет то, куда и как эти лошади способны забираться.
DSC06690.jpg
Одно и то же стадо
Мы были первыми охотниками, кто охотился здесь в этом году, и первых животных мы увидели еще во время пристрелки: это были горные бараны, или аргали, и мы смогли приблизиться к ним почти на 170 метров. А поскольку охотиться на них не собирались, то с удовольствием поснимали на фото и видео. И что интересно, в течение всей поездки эта группа из пяти не очень крупных животных нам периодически попадалась, а к концу нашего пребывания она сократилась на одного барана. По пути нам не встречались другие охотники, а волчьих следов было более чем предостаточно, и мы сделали вывод, что это волки съели одного из баранов.
DSC06713.jpg
Долгие поиски козерогов
А вот найти козерогов оказалось проблемой. Проводник водил нас в те места, где они должны были быть. Но — увы! — их не было. Нам же все время рассказывали историю о том, что зимой выпало много снега и очень много животных погибло и ушло в другие, менее снежные районы. Вот тут сам собой возник логичный вопрос: зачем вы сюда возите охотников, если зверя нет?
Бесплодные поиски в течение нескольких дней принесли свой результат, и нам все-таки удалось найти стадо, в котором было 2 дос­­тойных козерога. Мы его поснимали на видео и даже полетали на квадрокоптере.
shutterstock_1934000213.jpg
Боятся ли животные квадрокоптера?
И вот тут хочется заострить внимание на том, стоит ли использовать квадрокоптер для поиска животных? На мой взгляд, нет. Потому что если ты не знаешь конкретную точку нахождения животных, то, просто летая по территории и высматривая, их очень сложно найти.
Это был не первый наш опыт использования квадрокоптера для съемок фильма, и надо сказать, что все животные реагируют на него по-­разному. Например, косули и кабаны совершенно не обращали на него внимания, соболь при виде летающего жужжащего аппарата затаивался на кедре, а козероги его откровенно боялись и начинали перемещаться.
shutterstock_1759286195.jpg
Неудачные подходы
В результате мы очень долго пытались подойти к стаду козерогов, но сделать это снизу нам никак не удавалось. Поэтому было решено зайти сверху. И вот тут я почувствовал, как хорошо, что проводник не повел нас наверх в первые дни охоты — мы успели акклиматизироваться. Потому что при подъеме на 4000 м нам было тяжело даже после несколько дней пребывания на высоте, а уж в первый день мы бы точно там «умерли».
Но подойти к животным нам никак не удавалось, и оптимистичное настроение первых дней стало переходить в какое-­то уныние. Зверя откровенно было мало!
GX0A2368.jpg
Проводники бывают разные
Проводников у нас было два. Один был обыкновенный чабан, на чьих лошадях мы ездили, а второй — настоящий профессиональный проводник. В чем же заключался его профессионализм? Скажем, в том, что когда пришло время разделывать тушу зверя, то у него не оказалось ножа. Это такая «фишка» опытных проводников, когда они берут нож у клиента, сетуя на то, какие бедные-­несчастные. И им, как правило, этот нож дарят. Что они потом с этими ножами делают и куда последние пропадают, мы не знаем, но на следующих охотах история частенько повторяется.
В этот раз все произошло не совсем так, как рассчитывал проводник. Охотник оказался опытным человеком, который сам разделал не одного зверя, и когда егерь стал шоркать его ножом по костям, явно намеренно стараясь его испортить, то тот сначала попросил этого не делать, а когда это не возымело действия, просто отобрал свой нож. И тогда проводник вздохнул, достал свой, по-­видимому, тупой нож и продолжил разделывать тушу.
Вторая история была, когда мы выехали в горы на поиски зверя и, спросив проводника, взял ли он бинокль, услышали в ответ: «А вы разве не взяли?».
Организация охоты вообще была какой-­то странной. Было начало зимы, а на всю компанию не нашлось ни одного термоса, чтобы взять с собой в горы. В один из дней мы увидели, что у нашего проводника все-таки есть термос и обрадовались. «Ты возьмешь его с собой?» — спросили мы. «Возьму», — ответил он. Но по дороге выяснилось, что термос потерян, а в конце охоты тот вдруг нашелся.
GX0A2403.jpg
В одной из поездок местный егерь, принимая меня у себя дома, как-­то хвастался: он открыл большой сундук, который был доверху завален ножами всех видов и мастей; потом открыл второй сундук, полный разных биноклей и монокуляров. На вопрос, зачем столько? Он улыбнулся и сказал: «Это мое приданое!»
Хотелось бы национальной пищи
Все было очень странно. Наверное, когда ты профессиональный горный охотник, то уже готов к подобным мелочам. Но когда ты горный турист вроде нас, который, возможно, никогда бы в эту страну и не приехал бы, а уж если и посетил, то лишь ради охоты и путешествия, то хочется не просто есть яичницу и доширак, а попробовать какие-­то национальные блюда. А их в каждой стране предостаточно, в том числе и для длительных горных охот, как мы выяснили позже. Ничего сложного в этом нет — зашли на рынок и купили. И если уж их нет, то хотелось бы хотя бы попробовать мясо добытых зверей, а не наблюдать, как его едят проводники, скармливая тебе яичницу.
Вернемся к охоте
На 4-й день нам наконец повезло. Зайдя сверху, мы нашли стадо козерогов в одном из ущелий, прямо под нами. Но излишняя суета и шум всей команды заставили зверей забеспокоиться, и они начали двигаться. Суматоха поднялась еще больше, все начали торопить охотника с выстрелом, а начавшийся снегопад никак не давал ему возможность правильно рассчитать угол стрельбы на баллистическом калькуляторе.
shutterstock_2156958727.jpg
Было ли попадание?
В конце концов охотник выстрелил — и козерог упал. Все радостно начали кричать и поздравлять друг друга. И тут козерог встал и побежал. Второй выстрел тоже не принес результата. Горные стрелки знают, как много факторов влияют на выстрел: и температура, и ветер, и осадки, и даже угол выстрела, который не всегда успеваешь учесть. Уже выстрел на 600 метров по спокойно идущему зверю — это очень сложно. А сделать выстрел на 1000 метров по бегущему животному в сто раз труднее. Когда же охотник стрелял третий раз на расстояние больше 1 км по уходящему стаду, то нам показалось, что это выстрел в никуда. И тут сквозь пургу мы заметили, что один из зверей начал отставать. И хотя проводники утверждали, что был промах, мы убедили их спуститься и проверить.
DSC06829.jpg
Здесь стоит не забывать, что использование любых летательных аппаратов для охоты запрещено пп. 62.12 Правил охоты в РФ. Поэтому использовать квадрокоптер возможно исключительно для съемок фильма
Не тот зверь
Мы спустились в ущелье и пошли за стадом. Туман и крутой подъем заставили нас остановиться, и движения продолжили только охотник и проводники. Но при выходе на ледник лошадям стало так сложно идти, что дальше пошли уже только одни проводники.
Когда же они спустились вниз, то принесли совсем молодого козерога и стали поздравлять охотника с трофеем. На что он возразил: «Это не мой козерог, я такого не стрелял». И вот тут пришла на помощь видеозапись, которая позволила детально и с замедлением просмотреть весь процесс стрельбы: кто и куда стрелял да куда попал.
1666979062544.jpg
Разбор полетов
Так что же произошло? Первые два раза охотник действительно стрелял в крупного козерога и первым выстрелом даже попал в него. На видеозаписи хорошо было видно, что пуля прошла по холке зверя, поэтому тот хоть и упал, но потом встал и спокойно ушел, даже не дав крови. Но при следующих выстрелах стрелок из-­за сильного снегопада и тумана ошибся с углом и попал в идущего выше молодого козерога, чего не было видно. И если бы не съемки фильма, то при такой дистанции и столь плохой видимости мы этого точно не поняли.
Но нам нечего стыдиться. Да, мы не сумели добыть крупного трофейного зверя, но это и не было нашей целью. Первый опыт горной охоты не всегда бывает удачным, однако он остается опытом, который потом дает возможность учесть свои ошибки на следующих охотах.
Но мы не отступили от принципов правильной охоты, настояв на своем, не бросили подранка, которого егеря даже не заметили, и не оставили в горах раненое животное на съедение хищникам.
Зато оставили там свое сердце, а значит, еще вернемся!

тема номера