Подарочный ТОЗ-34. Мечта далекого детства

Подарочный ТОЗ-34. Мечта далекого детства

Старые советские ружья — это не только инструмент современного охотника, но и предмет коллекционирования. В данной статье мы полюбуемся редким, красивым и когда-­то очень дорогим подарочным исполнением ТОЗ‑34. Ружье прекрасно сохранилось, находится в полной комплектации и заслуживает места на страницах журнала «ОХОТА».


Редко, но метко

Мой давнишний товарищ Евгений Рожков уже не раз подкидывал тему для рассказа о старых советских ружьях. Сам Евгений родом из Воронежа, но свою коллекцию собирает по всей России. Надо сказать, в этом он преуспел.


Не каждый охотник и ценитель прекрасного столь досконально разбирается в нюансах, связанных с историей охотничьего оружия. И далеко не каждый способен в течение длительного времени отслеживать все доступные информационные площадки и мотаться по городам и весям в поисках очередного «того самого ружья». Ну а если ты готов это делать, то удача не заставляет долго ждать.


Раз в несколько лет мне звонит Евгений, и мы с ним обсуждаем интересное ружье, которое «всплыло» где-­то на просторах России и требует незамедлительного решения. Это живой и увлекательный формат общения, понятный только охотнику, влюбленному в «классику».


Так было и весной 2023 года. Сначала Евгений прислал мне фотографии ТОЗ‑34, потом мы обсудили все тонкости. Даже на плохих снимках ружье выглядело перспективной покупкой. Озвученная продавцом история казалась вполне правдоподобной, поэтому был смысл съездить и посмотреть ружье живьем. Поездка была далекой, но полностью оправдалась. Ружье было куплено, и вы его видите на фотографиях к статье.


Но сначала давайте послушаем, что об этом ТОЗ‑34 говорит новый владелец.

2.jpg

Подарочный вариант исполнения модели ружья ТОЗ-34

Евгений Рожков о мечте далекого детства

«Мое детство прошло в славном городе оружейников — Туле, на улице Металлургов. Это было интересное и счастливое время, со своими особенностями. Я хорошо помню, как в нашей маленькой хрущевке дрожали все стекла, когда испытывали корабельные пушки. Но с юности меня привлекали ружья, которые делались на Тульском оружейном заводе.


В детстве у своего деда я увидел каталог охотничьих ружей, где впервые прочитал о ружье ТОЗ‑34. В нашей семье охотников не было, к тому же через некоторое время мы уехали из Тулы на донские просторы юга Воронежской области.


Прошло время, я закончил школу, поступил в институт. И в какой-­то момент ко мне снова вернулась непреодолимая тяга из детства к охотничьему оружию. Когда папа спросил, что я хочу в подарок на окончание института, я без раздумий ответил: «Охотничье ружье!» Надо сказать, что охотничий билет я уже к тому времени получил, так что приобретение ружья было лишь вопросом времени.


И вот я стал владельцем своего первого ружья. Это было ТОЗ‑34 1994 года выпуска в самом простом классическом исполнении — с черной колодкой. Но это была легенда!

3.jpg

Подарочный ТОЗ-34 в разобранном виде рядом с оригинальным кейсом

Ружье отбирал на заводе друг моего отца, так что оно было безукоризненным: ровные стволы и резкий бой. Ружья ТОЗ‑34 вообще всегда славились своим боем, но мое ружье в этом плане было просто великолепным.


С ним я охотился первые лет 5–6, а затем продал. Каюсь, но не умел я в юности ценить такие подарки. И многим молодым охотникам, которые бездумно продают унаследованные ружья, я бы пожелал здравомыслия. Память о юности и близких людях надо беречь в любом виде.


Шли годы, меня все более захватывала тема охотничьего оружия. Со временем у меня набралась довольно большая коллекция лучших охотничьих ружей СССР. Это были почти все модели ЦКИБ, собранные с разных континентов планеты, презентационный Иж‑54, разные «немцы», «бельгийцы» и другие неизвестные широкой массе охотников ружья. Но не хватало ТОЗ‑34 — такого, как я видел в детстве в каталоге ружей моего деда: чтобы и гравировки животных были, и всечка из золота и серебра! 

4.jpg

В отечественном оружиеведении много белых пятен. А еще больше проблемных вопросов, связанных с датировками выпуска ружей, на которых не указан год производства. Путаница возникает и с определением градации исполнения. Причем это касается как ижевских, так и тульских ружей.


Лет 10 назад я упустил такое ружье на одном из английский аукционов. А затем введенные антироссийские санкции стали непреодолимым препятствием по поиску этого ружья за границей. Оставалось надеяться на наш внутренний рынок.


Поиски были достаточно долгими, но все же дали свой результат. Недалеко от Тулы мне удалось найти и приобрести ружье ТОЗ‑34 в подарочном исполнении. Что важно, ружье оказалось в состоянии нового, с кофром, да еще и с сохранившимся паспортом! Это была удача, радость и награда за терпение!


Человек, владевший этим ружьем до меня, приобрел его в те далекие годы, когда я ходил в начальные классы советской школы. У него было два ружья ТОЗ‑34: одно штучное, с которым он и охотился всю жизнь, и подарочное, купленное в 1986 году за 1175 руб­лей. Это была крупная сумма, так как мой папа получал тогда 120 руб­лей в месяц и это была довольно приличная зарплата.

5.jpg

Декорирование верхней части ствольной коробки казенника верхнего ствола и ключа запирания

Хотелось бы поделиться с читателями «ОХОТЫ» моими первыми впечатлениями о покупке. Ружье хранилось в добротном кожаном кофре, отлично сохранившемся до наших дней. Кофр оказался достаточно жестким, чтобы не повредить содержимое при перевозке.


Я решил детально рассмотреть ружье дома, при хорошем освещении, без лишних глаз и в спокойном состоянии. Как и на фотографиях, при осмотре сразу обращает на себя внимание серебряная всечка на прикладе и цевье двустволки. Как и любое серебро, всечка немного потемнела от времени. Но это, на мой взгляд, только украшает ружье, делает его еще более винтажным. Сразу вспомнилась ушедшая эпоха, в которой прошло мое детство.


Привлекает внимание и резьба по дереву. Не могу сказать, что я любитель такого исполнения ружей, ибо на охоте подобное  украшение может быть серьезным минусом. Но мастер, создавший это ружье, задумывал его именно таким. Буду таким его и использовать, причем на охотах, где смогу полностью обеспечить сохранность ружья.

6.jpg

Комплектный кейс для подарочного ТОЗ-34 и паспорт

Обработка металла тоже порадовала — щечки, где находятся крюки эжектора, отполированы очень качественно. А это крайне редко встречается в ружьях ТОЗ‑34. Номер выбит глубоко и четко. Я особо обратил внимание на гравировки животных. Они выполнены с посеребрением, на черной колодке. Качество гравировки достаточно высокое.


Все мои ружья используются по прямому назначению, поэтому я обратил пристальное внимание на стволы. Гильза без капсюля для этих целей отлично подходит. Вставляем, смотрим. Видимые круги четкие и ровные. Впрочем, иного для такого ружья и быть не могло.


Дульные сужения стволов промерил штангелем. По данным замеров выяснилось, что стволы имеют чок и чок с напором. С мелкой дробью такие сужения должны работать прекрасно.


Собрал ружье. Чувствуется, что все механизмы собраны и настроены идеально. Ничего нигде не закусывает, ружье плавно закрывается и так же четко открывается. Механика работает как часы, это можно понять даже на слух.


Вскинул ружье с закрытыми глазами. Приоткрыл правый глаз и тут же увидел цель, куда вскидывал ружье, и мушку на ней. Прикладистое! И развесовка отличная.


Через пару дней мне удалось доехать до тира и отстрелять ружье по 100-дольной мишени. Результаты порадовали. Осыпь равномерная, все секторы мишени были поражены как из верхнего, так и нижнего ствола. Из нижнего чокового ствола осыпь оказалась несколько шире, но это объяснимо.


Ружье заняло почетное место в сейфе. Сбылась моя старинная мечта, произошло веховое пополнение коллекции».

7.jpg

Украшение ствольной коробки, казенник казенной части блока стволов и деревянных деталей ружья

Градации отделки ружья ТОЗ‑34

Попробуем затронуть тему определения класса исполнения ружей ТОЗ‑34. Как мы помним, на ствольной муфте ружей указывается основная техническая информация: модель ружья, серийный номер, серия, градация, калибр, длина патронников, сужения, допустимое давление, иногда год выпуска. Буквой «Е» обозначалось наличие эжекторов, а с 1972 года буква «Р» говорила о наличии резинового затыльника на прикладе — тогда это почему-­то было неким шиком.


Кроме букв серии, перед номером ружья пробиваются русские заглавные буквы, обозначающие градацию: У, 2У, Ш, 3Ш, С, П. Обозначение градации могло ставиться не только перед номером, но и после клейма модели. Пройдемся по градации ТОЗ‑34 по порядку.


У — улучшенное. С 1975 года эта градация получила обозначение «орнаментное». На улучшенных ТОЗ‑34 1971 и 1972 гг. выпуска буква «У» могла не указываться перед номером. Но такие ружья отличались от рядового исполнения хромированными ствольными коробками с сюжетной гравировкой, а также соответствующими отметками в паспорте.


2У — ружья такой градации были редкостью и пока что замечены только среди ружей самого начала 1990-х гг., выпущенных еще до распада СССР. У них в паспорте так и писали: «Орнаментное‑2», а сами ружья имели орнамент на деревянных деталях приклада и цевья из серебряного контура и черного заполнения.


Ш — штучное. Вариантов исполнения было множество, и особой редкостью эти ружья не считались. Но именно буква «Ш» на тульских ружьях всегда была предметом вожделения у советских и российских охотников.


3Ш — обозначение штучного ружья в самом начале 1990-х гг., по аналогии с «Орнаментное‑2», исполнение схожее.


С — сувенирное. Сувенирных ТОЗ‑34 производили гораздо меньше штучных, отличались они более богатым украшением.


П — подарочное. Это самая высокая, редкая и дорогая градация исполнения ружья ТОЗ‑34. Подарочные ружья выпускались исключительно малыми сериями. В 1970–1980-х гг. небольшими партиями были выпущены подарочные ружья в пяти вариантах отделки. Это были и есть наиболее качественные экземпляры модели ТОЗ‑34. В журнале «Охота и охотничье хозяйство» (июнь, 1984 г.) было подробно рассказано об отличиях этих градаций.


Самым простым вариантом исполнения был пятый, но он уже подразумевал сборку ружей в индивидуальном порядке из специально отобранных материалов. Стволы отбирались из потока по принципу подбора комплектующих для штучных ружей. Рельефная гравировка по металлу и художественная инкрустация серебром и перламутром были обязательным делом. Дерево пропитывалось натуральной олифой. Цена на такие ТОЗ‑34 была 1175 руб­лей, что соответствует экземпляру, иллюстрирующему нашу статью. Футляр из кожзаменителя стоил 128 руб­лей. На мой взгляд, как-­то многовато за «кожзам» — тогда это была хорошая месячная зарплата.

8.jpg

Резьба и инкрустация на правой части приклада ружья

Четвертый вариант отличался от пятого более сложной гравировкой по металлу и инкрустацией по дереву. Спусковые крючки, указатели взведения курков и мушка покрывались золотом. Цена на такое ружье была уже 1475 руб­лей.


Третий вариант исполнения подарочного ТОЗ‑34 впечатляет своей специфи­кацией. Стволы ружья изготавливались отдельно, высококвалифицированным мастером. Сборку и отладку делал слесарь не менее высокой квалификации. Отделкой по металлу и дереву также занимались опытные специалисты высокого класса. Дерево лучшее, гравировка обронная, всечка изысканная, серебра не жалели. Цена ружья была уже 1725 руб­лей.


Первый и второй варианты отличались от третьего в основном более дорогими материалами отделки, которая была более изысканной и художественной. Ценник на ружья второго варианта отделки был от 3150 до 3500 руб­лей, а цена на кофр из лучших пород древесины доходила до 650 руб­лей. Ружья первого варианта отделки стоили еще дороже и по праву считались настоящими произведениями искусства и отличным подарком в высших кругах.

9.jpg

Подарочные ТОЗ- 34 по богат-ству отделки и цене были примерно в одной категории с ружьями ЦКИБ. В России ружей ТОЗ-34 третьего, второго и первого варианта исполнения в продаже замечено не было. На иностранных аукционах такие ружья мелькали, но чрезвычайно редко, а цена на них была заоблачной

Что у нас со вторичным оружейным рынком?

После внесения поправок в оружейное законодательство на рынке сложилась двоякая ситуация. С одной стороны, удорожание и усложнение процедуры обучения и прохождения медицинской комиссии привело к сбросу с рук большого количества старых ружей. В основном от любимых двустволок избавлялись охотники старшего поколения, то есть пенсионеры 60–80 лет.


И быть бы вторичному ружейному рынку переполненным и обесцененным, если бы не другая крайность — нововведенные ограничения для молодых охотников-­первоходов, которые первым ружьем могут купить только одноствольное или двуствольное ружье. А так как 80–90% юных охотников сейчас покупают ружья исключительно для первого двухлетнего стажа, то недорогая советская двустволка для них получается самым оптимальным решением.


Так что вторичный рынок пока что живее всех живых. Все это происходит на фоне сворачивания производства гражданского оружия ТОЗом и «Концерном «Калашников» (модели МР‑18, МР‑43 и МР‑27). Причины всем известны. Можно предположить, что эта тенденция сохранится еще несколько лет. И даже если какой-­то частный оружейный завод (помимо «Техкрима») задумает выпускать классические двустволки, на рынок это в целом не повлияет.

10.jpg

Заключение с грустной ноткой

Лично я к ружьям ТОЗ‑34 отношусь неоднозначно. С одной стороны, это прекрасное оружие: легкое, посадистое, с шикарным боем. Красивое, наконец! И доступное, по нашим временам.


С другой стороны, у ТОЗ‑34 достаточно много известных «болячек», связанных и с особенностями конструкции, и с разным качеством изготовления экземпляров в базовых вариантах исполнения. Но и здесь не все так просто: в моем ближайшем окружении находится около 6 единиц ТОЗ‑34 разной градации.


У половины этих ружей были классические для этой модели трещины приклада, что вылечилось поперечной стяжкой. У одного ружья пришлось заменить боевую пружину. На этом проблемы были исчерпаны. А вот радости и результативности за многие годы охоты с этими ружьями у моих друзей несопоставимо больше. И это наверняка самый веский аргумент в пользу старого доброго ТОЗ‑34.

11.jpg

Все же какое красивое ружье! С удовольствием обменял бы любую из своих двухстволок на этого красавца ТОЗ-34

Тульские «вертикалки» в богатом исполнении больше приходится видеть на фотографиях в Интернете. То есть это весьма редкие ружья, которые знающие владельцы берегут, холят и лелеют.


В нашем охотничьем обществе поменялось само отношение к ружьям. Если раньше ружье чуть ли не боготворилось, то сейчас это просто инструмент, который можно купить за копейки. Телефон для многих стал важнее, нужнее и дороже хорошего ружья.


Да, у ружья нет души. Это особое понятие мы сами вкладываем в ружье, исходя из своих представлений о прекрасном, в том числе о самой охоте. И когда сам процесс охоты и подготовки к ней окончательно перестанет иметь сакральную основу, мы потеряем не только охотничью романтику. Мы лишимся важной и очень тонкой части нашей ментальности, потому что человек остается таковым только на лоне Природы, без единения с которой настоящий охотник себя не мыслит.

12.jpg

Печально, что именно в наше время уходят из охоты и жизни первые владельцы ружей ТОЗ‑34, которые покупали их начиная с конца 1960-х гг. Эти ружья даже в базовой комплектации всегда стоили дороже ижевских Иж‑27. За «тозик» в улучшенной отделке советский охотник отдавал 2 зарплаты. А сегодня такое ружье можно купить за 10–15 тысяч руб­лей, то есть оно доступно каждому.

Журнал №15

Добавить комментарий:

Пустое поле
Пустое поле