персона
текст: Алексей Демидович
фото: из архива Ильи Щербовича

Человек и река

Человек и река
Человек и река
Рыбалка, путешествия, бизнес, охрана природы, экология — все это взаимосвязано, и одно без другого не существует. Кто, как не рыболов, путешественник, бизнесмен, лучше всего знает эти связи?

С

егодня мы в гостях у Ильи Щербовича, поговорим немного обо всем: о реке, о жизни, путешествиях. Но, конечно, когда общаются два рыболова, то больше всего получится о рыбалке.

А.Д.
Рыболовы и охотники знают вас как «владельца Поноя». Называют и спасителем реки Поной, и бизнесменом, «купившим Поной» для себя. Расскажите: как, почему и когда сложились эти отношения и чем являются сегодня?
И.Щ.
Поной для меня — это в первую очередь экологический проект, который длится уже более 30 лет, из них 17 при моем прямом участии. Силами энтузиастов-­рыбаков в реке удалось сохранить уникальную популяцию семги в состоянии, близком к первозданному. И конечно же, Поной — источник радости для всех наших гостей, приезжающих на реку с готовностью ловить семгу нахлыстом по правилу «поймал — отпустил». Наши базы на Поное способны принимать до 350 рыбаков за сезон, который длится с конца мая до начала октября. Я, как заядлый рыбак, стараюсь проводить на Поное как можно больше времени. Это мое любимое место рыбалки. При этом я заметил, что получаю не меньше радости и удовольствия от общения с нашими гостями, делящимися рыболовными историями, чем от своей удачной рыбалки!
Рыболовный-Лагерь-Рябога-На-Поное.jpg
А.Д. А какова история развития лососевой рыбалки на Поное и на реках Кольского в целом? Этапы, вехи, люди. С чего все начиналось?
И.Щ.
 В советские времена любительская рыбалка на семгу на Поное и большинстве семужьих рек Кольского полуострова была законодательно запрещена. В конце 80-х годов прошлого века группа иностранных рыбаков посетила Мурманскую область и предложила организовать спортивную рыбалку на реках Кольского полуострова по правилу «поймал — отпустил». Начались эксперименты с лицензионным ловом, первые группы стали рыбачить на реке Умбе. В 1990 г. был построен временный лагерь на реке Поной, который принял первую группу туристов. Постепенно стало понятно, что именно такая форма рыбалки не только не наносит ущерба популяциям семги, но и способствует ее сохранению. К концу 90-х на Кольском работало уже несколько подобных баз. Основными клиентами в те времена были иностранные туристы, в первую очередь из-­за дороговизны туров, которые включали многочасовые перелеты на вертолетах. С начала 2000-х наблюдался рост количества российских гостей.
Я первый раз приехал на Поной в 2003 г. и был поражен красотой северной природы, базой, коллективом и, конечно, уникальной рыбалкой. С тех пор бывал на Поное каждый год в качестве клиента-­рыбака, иногда по нескольку раз. Я настолько влюбился в это место, что в 2006 г. иностранные собственники лагеря обратились ко мне с предложением купить компанию, и я согласился. С тех пор прошло уже почти 17 лет, за это время мы полностью переделали и обновили базу, построили еще два лагеря и организовали охрану реки. При этом костяк замечательного коллектива Поноя сохранился, многие сотрудники работают в компании с момента ее основания, то есть уже более 30 лет.
Жерех-нахлыстом-на-реке-Угра.jpg
А.Д. Вы называете своими жизненными приоритетами семью, работу и рыбалку. А как начинался ваш путь в рыбалку? С каких снастей, рыб?
И.Щ.
 Я родился в городе Владимире и начал рыбачить с 4 лет с отцом и дедом на реке Клязьме. Все выходные, а иногда и весь летний отпуск родителей, мы проводили на этой замечательной реке. Отец и дед были нацелены на щук и судаков, моей же задачей было наловить им живцов (уклеек, плотвиц и пескарей) маленькой поплавочной удочкой. Ловили также лещей, язей, крупную плотву и небольших сомов. Снасти были самые простые, даже спиннинги в те времена были редкостью. Постепенно география наших рыбалок расширялась, да и снасти становились значительно лучше. Помню поездки на Оку, Волгу, в Казахстан и пр. Учась в институте в Москве, я параллельно начал работать на фондовом рынке. Помню, в конце 90-х собирался в поездку на Байкал и мой иностранный коллега дал мне с собой нахлыстовую снасть и несколько сухих мух. В первый же день рыбалки на одной из рек, впадающих в Байкал, я пришел в полный восторг от нахлыста. Стояла сильная жара, мои друзья не могли подобрать блесны на хариуса, а моя сухая муха просто сводила рыбу с ума. Я еще толком не умел правильно ловить, но даже мои неуклюжие забросы новичка вызывали мощные, красивые выходы хариуса на поверхность и уверенные поклевки. А потом еще и «ввалился» ленок под 2 кг… Эта поездка на Байкал навсегда изменила мои предпочтения в рыбалке. С тех пор я стал фанатом нахлыста.
А.Д. А что именно так завораживает в нахлысте в отличие от других способов ловли?
И.Щ.
Конечно же, рыбаки бывают разные, снасти любимые у каждого свои. У меня много друзей, спиннингистов и поплавочников, кому-­то нравится троллинг и т. д. Мне нравится в нахлысте несколько особенностей именно этого вида рыбалки. Во-­первых — эстетика. Рыбалка нахлыстом — красивое зрелище и для самого рыбака, и для зрителей. Нахлыстовик порой получает не меньше удовольствия от красивого заброса, чем от поклевки рыбы. Во-­вторых — спортивная составляющая. Сила тут особая не нужна, но хорошая техника и сноровка творят чудеса. В нахлысте есть отдельная дисциплина — нахлыстовый спорт, где спортсмены соревнуются в дальности и точности забросов. В‑третьих, зачастую нахлыст — более результативный способ рыбалки, чем спиннинг или любая другая снасть. Типичный пример — летняя рыбалка на лосося. В прогревшейся воде семга может не реагировать на блесну, но с жадностью атаковать небольшую муху. Ну и наконец нахлыст, как правило, наименее травматичный для рыбы способ рыбалки. Большинство нахлыстовиков отпускают рыбу и стараются ее по минимуму травмировать. Поэтому используются небольшие крючки без бородок.
Поединок-с-сёмгой-на-Поное.jpg
Нахлыстом можно ловить как с берега, так и с лодки. Зачастую именно лодка открывает новые горизонты для проводок, недоступные при рыбалке взабродку. На Поное, на базе «Рябога», имеются специальные лодки с водометами, максимально удобные именно для нахлыстовой рыбалки
А.Д. Что для вас рыбалка сейчас? Получится сформулировать в нескольких предложениях?
И.Щ.
Во-­первых, общение с природой и отдых с семьей (много рыбачу с отцом и сыном, супруга с дочкой тоже иногда присоединяются) и друзьями. Во-­вторых, для меня рыболовные экспедиции — лучшая форма туризма. Мне посчастливилось порыбачить во многих странах мира, и опыт показывает, что рыболовный туризм и общение с местными рыбаками — более интересное и познавательное занятие, чем обычная поездка по избитым туристическим маршрутам. В‑третьих (и, пожалуй, самое главное), стал с возрастом лучше понимать, насколько хрупкими являются рыбные популяции в нашей стране и во всем мире. Постепенно осознал, что рыбалка — это не только удовольствие, но и большая ответственность. Поэтому начал активно заниматься проектами по охране рыбных запасов и продвижению способа «поймал — отпустил». Именно в рамках этих направлений строится мое участие в проектах «Поной», в ассоциации «Русский лосось», в Центре дикого лосося (Wild Salmon Center; WSC) и в IGFA (Тhe International Game Fish Association; Международная ассоциация спортивного рыболовства . — Прим. ред.). Последние несколько лет я стал больше времени уделять именно этим проектам, бизнес постепенно становится вторичным.
А.Д. Как произошло знакомство с лососевой рыбалкой на Поное?
И.Щ.
 Как я уже говорил, моя первая поездка на Поной состоялась в сентябре 2003 г. В первый же день рыбалки я поймал две семги на одноручное нахлыстовое удилище. Семга — это не самая большая, но точно самая сильная рыба, которую можно встретить в наших реках. Борьба с ней на нахлыстовую снасть не оставит равнодушным ни одного рыбака. Та удачная первая рыбалка на Поное сильно повлияла на мое будущее как рыбака.
А.Д. Нахлыст — это элитно, дорого и недоступно простому смертному? Экипировка стоит как автомобиль… и т. д. Всегда ли так?
И.Щ.
 Давно уже не так. В мире огромный рынок товаров для нахлыста с разными ценовыми категориями. Рыбе все равно, какая удочка у вас в руках: последняя модель самого крутого бренда за 100 000 руб­лей или простой аналогичный вариант за 2 500. Поймаете вы эту рыбу нахлыстом или нет, больше зависит от вашей сноровки, чем от дороговизны снасти. Что касается мест рыбалки, то и тут вариантов множество. Конечно, за тайменем или семгой надо ехать далеко, и часто приходится лететь на вертолете. Но тут дело не в нахлысте как способе ловли. С любой снастью добраться до удаленных водоемов будет одинаково дорого и непросто. При этом есть прекрасные места для нахлыста в радиу­се часа езды на машине от Москвы.
Один-из-рекордных-тайменей-с-реки-Тугур.jpg
А.Д. Нахлыст на голавлиной речке и нахлыст в лососевой реке — это не одно и то же? Имеет ли смысл сравнивать?
И.Щ.
Это, конечно, разная рыбалка. При этом радости от хорошего дня на голавлиной рыбалке получаешь не меньше! Каждый год в июле и августе я провожу много времени с нахлыстом, охотясь на голавля и жереха в Центральной России. Любимые места: Москва-­река выше Звенигорода, реки Угра и Нерль. Когда поймаешь «вприглядку» на муху жереха или голавля под килограмм на одной из этих рек, часто эмоций получаешь больше, чем от поимки самого экзотического трофея.
А.Д. Вы являетесь действующим рекордсменом мира по версии IGFA. Это отдельная история, этим надо заниматься не меньше, чем самой рыбалкой?
И.Щ.
 Это и есть рыбалка, но с определенными особенностями. После многих рыболовных поездок я задумался о том, как добавить новый элемент в свои экспедиции: для этого должна быть конкретная цель. Например, поймать очень редкую рыбу или очень крупную, но именно нахлыстом. Такие планы можно реализовать только при тщательной подготовке и планировании с элементами аналитики. Трофеи живут не везде, нужно заранее собрать информацию, продумать, куда и когда ехать, найти надежных организаторов и гидов. Как известно, планирование и подготовка приключения часто не менее увлекательный процесс, чем сама поездка. Подготовка экспедиции за уникальным трофеем — однозначно тот случай.
Пермит-Индийский-Океан-Илья-с-Гидом.jpg
А.Д. О трофеях (не только рекордах IGFA). Немного о знаковых цифрах. Есть такие: длины, килограммы?
И.Щ.
20 лет я мечтал поймать нахлыстом арктического гольца весом более 10 кг, и вот два года назад мечта сбылась — поймал и отпустил красавца весом более 11,6 кг. Очень запомнилась семга на 18,5 кг в Норвегии. Мне посчастливилось неоднократно рыбачить на известной реке Тугур в Хабаровском крае. Там установил несколько мировых рекордов, особенно запомнились два тайменя весом более 50 кг, которых мне удалось поймать нахлыстом. В Индийском океане мы научились ловить нахлыстом редкую рыбу — местного пермита, поймали несколько рекордных экземпляров. Часто вспоминаю свои две поездки в Королевство Бутан, где удалось поймать рекордных золотых махсиров. Список можно продолжать, каждый рекорд — это отличная память об уникальном месте, уникальной рыбе и рыболовном приключении с друзьями. Я очень рад, что мой сын тоже перенял у меня мое хобби: в 17 лет у него уже 9 зарегистрированных мировых рекордов IGFA. Особенно приятно, что один из рекордов он установил на Поное.
А.Д. Для регистрации рекорда мало просто поймать рыбу, надо еще постараться все грамотно и «с запасом» зафиксировать.
И.Щ.
Да, здесь важно правильно провести измерения, не повредив рыбу. Существуют специальные носилки для взвешивания, сертифицированные весы и измерительные ленты. При определенном опыте и сноровке все измерения можно провести довольно быстро (при этом в воде у берега), минимизируя время, когда рыба находится вне воды. Всех рекордных рыб мы всегда отпускаем.
Пермит-Индийский-Океан.jpg
А.Д. Есть ли трофеи, которые никак не измеряются титулами или килограммами? При каких условиях и какие трофеи можно отнести к таковым?
И.Щ.
 Да, конечно, есть. В памяти остаются самые яркие моменты рыбалок. И часто не самые крупные рыбы. Первая рыба твоего ребенка, редкий вид, смешная история во время поимки — вот лишь некоторые примеры того, что запоминается. Один раз я ловил форель на реке Иригойен в Аргентине и зацепил что-­то очень большое в самом конце рыболовного дня, практически в сумерках. Борьба продолжалась больше часа, гид зажег фонарь, так как мы уже были в полной темноте. Мы были уверены, что на крючке абсолютный рекорд мира, такого сопротивления от форели я никогда не встречал. Наконец, мне все-таки удалось подтащить трофей к берегу. Когда с большим трудом поднял монстра из глубины, мы вдруг увидели, что это… молодой бобер, которого я случайно забагрил «мухой». Бобер ворчал, хрипел и явно был недоволен. Кое-как «муху» удалось отцепить, и бобер уплыл домой. Такой «трофей» не забудешь никогда.
А.Д. Какие проблемы (с лососевым поголовьем, стилями рыбалки, прессингом и пр.) есть на Поное? И если да, какие варианты решений этих проблем видятся вам?
И.Щ.
 В целом Поной — довольно благополучное место. С открытым браконьерством мы встречаемся редко: на реке работает охрана и ведется патрулирование. Рыболовный прессинг у нас строго регулируется; нет приоритета — продать как можно больше путевок, — количество рыбаков ограничено. На территории нашего участка находятся основные нерестилища семги в реке Поной. При соблюдении наших правил рыбалки по принципу «поймал — отпустил» я вижу хорошее будущее у Поноя. В рамках ассоциации «Русский лосось» мы решаем общие проблемы операторов рек на Кольском полуострове: это совершенствование законодательства о любительском рыболовстве, пропаганда цивилизованной и ответственной рыбалки, борьба с чрезмерным промышленным ловом и т. д.
Процесс-взвешивания-рыбы-в-специальных-носилках-для-целей-фиксации-рекорда.jpg
А.Д. Планы и мысли по развитию рыбалки на Поное, на Кольском в целом? Какие тренды видны, какие есть замыслы или мечты?
И.Щ.
В последние годы по известным причинам резко сократился поток иностранных туристов на Кольский полуостров. На Поной приезжали рыбаки-­любители из более чем 60 стран. Сейчас мы в основном работаем с российскими группами. Одна из моих задач — научить нахлысту и рыбалке по принципу «поймал — отпустил» как можно больше наших соотечественников. Очень приятно наблюдать, что интерес к местному туризму растет, мы это чувствуем и на Поное.
А.Д. Вы путешествовали по миру и ловили рыбу в разных широтах. Какие ощущения и особенности у морского нахлыста?
И.Щ.
 Рыбалка нахлыстом в море, как правило, происходит на участках мелководья (флэтах) под палящим солнцем. Тем, кто бывал в тропическом и экваториальном климате, трудно представить, как можно находиться и активно двигаться на улице 6–7 часов в самое жаркое время дня, не укрываясь в тени. Именно этим и занимаются морские нахлыстовики, и здесь очень важна правильная экипировка с полной солнцезащитой. Чаще всего используются одноручные удилища, нужны специальные шнуры для морской воды и теплого климата. Пожалуй, самым главным отличием от речной лососевой рыбалки является тот факт, что рыбу в море мы ловим только «вприглядку». Обязательным аксессуаром рыбака должны быть хорошие поляризационные очки. Важно увидеть морскую рыбу до того, как она увидела вас. Соответственно, заброс осуществляется только той рыбе, которую ты видишь. Это добавляет элемент охоты. Рыбу нужно сначала найти и к ней аккуратно подкрасться.
Кроме того, морская нахлыстовая рыбалка требует быстроты реакции и принятия решений. В отличие от семги и форели, которые «стоят» в определенных местах реки, морская рыба все время в движении. Если ваш нахлыстовый заброс на семгу был неудачным, то у вас практически всегда есть второй и третий шанс, ведь рыба будет «стоять» там же, где стояла. В морской же рыбалке действует принцип: кто не успел, тот опоздал. Если вы сделали неудачный заброс, рыба проплывет мимо или испугается.
Большинство нахлыстовиков с одинаковым энтузиазмом рыбачат и в пресной, и в морской воде. Но есть и строгие адепты лишь одного из направлений. В частности, некоторым моим друзьям — заядлым лососятникам — не нравится морская рыбалка именно из-­за ее особенностей. Им доставляет радость лишь речная рыбалка на семгу, где рыбак весь день ловит, то есть бросает нахлыстовую снасть и после каждого заброса может надеяться на поклевку. В морской же рыбалке можно за весь день не увидеть ни одной рыбы, а следовательно, ни разу и не забросить.
Рекордный-золотой-махсир-в-Королевстве-Бутан.jpg
А.Д. Какая рыба является вашим любимым трофеем на морской рыбалке нахлыстом?
И.Щ.
 В последнее время в морской рыбалке я охочусь исключительно за пермитом. Именно эта рыба считается самым сложным и желанным трофеем для нахлыстовика. Рыбаки сформировали своеобразный культ личности вокруг пермита: в разговорах его наделяют мистическими качествами, особой осторож­ностью и умом. Рыба действительно во многих отношениях загадочная, к ней трудно подобраться на расстояние заброса и сложно подобрать муху-­приманку.
А.Д. Наверняка были какие-­то забавные случаи в тропиках, когда начинали рыбалку. Ведь условия очень разные.
И.Щ.
 Много чего было и забавного, и не очень. Помню первую поездку. Насмотревшись фотографий из иностранных нахлыстовых жур-
налов, мы с друзьями просто зарезервировали места в гостинице на одном из далеких островов в Индийском океане. Решили с нахлыстом побродить по обширному мелководью вокруг острова, которое простиралось на километры. Долго добирались, наконец-­то долетели и на следующее утро сразу пошли на рыбалку. Первый раз в Индийском океане, сами, без гидов. Сначала все было великолепно: красивый остров с пальмами вдали, мы бродим в воде по колено, солнечная погода, поляризационные очки работают, мы видим рыбу, первые поклевки и поимки боунфиш и небольших тревалли, прекрасные фотографии.
По мелководью отошли от острова очень прилично, по дороге переходили глубокие канавы, глубина которых была комфортной, чуть выше пояса. А через несколько часов мы заметили, что уровень воды вокруг нас прибывает. Так мы познакомились с приливами и отливами. «По колено» очень скоро превратилось в «сильно выше пояса», а по пути назад к острову были те канавы, где «выше пояса» было по «низкой воде». В итоге местами пришлось назад плыть с удочками в руках, и очень хорошо, что приливное течение, которое образовалось, было более или менее в сторону нашего острова. С тех пор урок мы выучили: на морскую рыбалку надо ходить только с гидами и лодками!
Ещё-один-рекордный-таймень-реки-Тугур.jpg
А.Д. Как относитесь к охоте? Охота, как и рыбалка, бывает правильная и «неправильная». Одно дело с пивом, сетью и кучей дохлой плотвы, другое— аккуратная целенаправленная ловля трофея с бережным отношением и «поймал —отпустил». Правильная охота — это классика с вдумчивой подготовкой, уважением к добытому трофею, с качественным выстрелом. Очень похоже на трофейную рыбалку.
И.Щ.
В охоте я не специалист, но бывал неоднократно с друзьями. Абсолютно согласен с Вашей классификацией. Я против превращения спортивной рыбалки или охоты в массовое убийство или заготовку рыбы и мяса. Насколько я знаю, трофейные охотники по всему миру являются самыми большими спонсорами охраны и воспроизводства животных. Да, в охоте нет принципа «поймал — отпустил», но если при этом убивают редкого зверя, то плата за лицензию должна с лихвой окупать затраты организаторов охоты на воспроизводство. Ответственные рыбаки мыслят аналогичным образом.
А.Д. Ваше мнение о подводной охоте во внутренних водах? Надо ли ее запретить или оставить лишь в морях и на больших озерах, либо считаете допустимой?
И.Щ.
 Знаю энтузиастов этого направления. Там есть разные люди, как и в любом виде деятельности. Лично я против подводной охоты в пресноводных водоемах, особенно в реках и озерах, где водятся ценные виды рыб.
А.Д. О любительской рыбалке в РФ. Как, по вашему мнению, в целом обстоят дела в этой рекреационной отрасли?
И.Щ.
У нас действует Федеральный закон «О любительском рыболовстве…», сформирована структура регулирования отрасли. В рамках ассоциации «Русский лосось» мы стараемся активно участвовать в работе профильных экспертных групп при Феде­ральном агентстве по рыболовству и Госдуме. В частности, одной из наших целей является закрепление понятия «поймал — отпустил» в законодательстве, есть и другие ини­циативы по защите рыбных популяций.
Важнейшим шагом последних лет стала отмена рыболовных участков на всех водоемах, за исключением рек и озер с ценными видами рыб. Практически везде рыбалка снова стала «свободной и бесплатной». При этом все мы знаем, что в густонаселенных районах страны и в так называемых местах традиционного рыболовства рыбы становится все меньше и меньше, рыболовный прессинг велик, а ограничения и фактический контроль за их соблюдением минимальны. На примере работы баз Кольского полуострова я вижу, насколько благоприятно сказывается на водоеме наличие добросовестного пользователя рыбных ресурсов. У такого пользователя есть не только эксклюзив на организацию рыбалки, но и ответственность за сохранение ресурса. Было бы здорово вернуть подобную концепцию на ограниченное количество водоемов в других регионах. Именно на ограниченное, так как массовое применение такой концепции себя дискредитировало в середине 2000-х годов, когда прошла «скрытая приватизация» водоемов во всех регионах. Результатом стало несправедливое взимание платы за рыбалку недобросовес­тными пользователями, которые не занимались водоемами, а только собирали деньги с рыбаков. Но я уверен, что передача эксклюзивных прав на рыбалку на ограниченных участках водоемов рыболовным базам или просто гостиницам на берегу благоприятно скажется на развитии рыболовного туризма. В России более 2 млн озер и более 130 000 рек. Никакой рыбнадзор не сможет контролировать ситуацию на водоемах. А вот добросовестный пользователь будет следить за своим участком, дозировать рыболовную нагрузку и контролировать норму вылова. Надеюсь, что мы к этой концепции вернемся до того, как пропадет рыба в наших водоемах.
А.Д. Ваше отношение к принципу «поймал — съел» в любительском рыболовстве? Строго негативное, разумно-­спокойное, строго положительное?
И.Щ.
 Отношение положительное, но при соблюдении определенных условий. Какая рыбалка без ухи или жареной рыбы на костре? Но посмотрите на картинки в соцсетях. Люди позируют на фоне 20 убитых щук или в лодке, где все дно усеяно убитой рыбой. Это кощунство. Именно из-­за таких рыбаков исчезает рыба. На примере Поноя могу сказать, что в пик сезона рыбак может поймать 15–20 лососей за день. Представьте, что было бы с рекой, если бы мы разрешали всю эту рыбу убивать? Несколько лет такой рыбалки — и не будет семги в реке. Именно это и произошло на лососевых реках без контролируемых рыболовных участков и охраны в Мурманской и Архангельской областях. Поэтому у нас на Поное гости обязательно поедят ухи из семги и попробуют запеченную форель, но вывоз рыбы из лагеря в любом виде категорически запрещен. Только такой компромисс и строгое соблюдение правил дают шанс реке оставаться в здоровом состоянии.
Северное_Сияние_Над_Поноем_конецАвгуста.jpg
А.Д. Каким видится будущее рыбалки в РФ? Лососевого нахлыста? Будет развитие и массовость или, наоборот, уйдет в закрытость и элитарность?
И.Щ.
Рыбаков у нас много, популярность этого вида отдыха останется высокой. Будущее рыбалки зависит от нашего желания сохранять рыбные популяции и контролировать рыболовный прессинг на водоемах. По лососевым рекам ситуация аналогичная. Если законодательство позволит добросовестным пользователям рек продолжить свою работу, то рыба сохранится и будут рыбаки.
А.Д. Что посоветуете начинающему рыболову, который задумывается заняться лососевым нахлыстом? С чего начать?
И.Щ.
Не надо бояться пробовать. Я часто слышу от рыбаков, особенно почтенного возраста, что нахлыст — это сложно и учиться слишком долго. У нас на Поное самый закостенелый спиннингист берет в руки нахлыст и уже в первый день ловит семгу. А после недели рыбалки настолько проникается новым способом, что по приезде домой бежит покупать нахлыстовое снаряжение. Благо в России нахлыстовик может найти все, что душе угодно. Для желающих погрузиться глубже в эту тему действуют нахлыстовые школы, проводятся семинары. Нахлыст затягивает, становится хобби на всю жизнь.

персона